Печать
Категория: Максим Ивлев
Просмотров: 766

Николай Алексеевич  Раевский Максим Ивлев, представитель Союза Православных Граждан Казахстана в Санкт-Петербурге,член Союза журналистов России.

В прошлом году, в Москве, в издательстве «Вече» вышла в свет книга воспоминаний известного пушкиниста, писателя, капитана Дроздовской артиллерийской бригады Николая Алексеевича Раевского (1894-1988). Книга носит наименование «1918 год» и посвящена событиям происходящим тогда на Украине - на Полтавщине, где после развала Румынского фронта оказался молодой артиллерист Раевский.


Книга написана живым, ярким и грамотным русским языком (впрочем, как и все книги Раевского) - она занимательно и точно передаёт ощущения и мысли офицера попавшего после бойни Великой войны во взбаламученную революционными потрясениями Россию.

 


Демобилизовавшись в конце февраля 1918 года из разлагающейся Российской Императорской армии и добравшись до Лубен, где жили его родители, поручик Раевский пожил, почти не выходя из дома, некоторое время под властью большевиков. В конце марта украинские части генерала Натиева выбили из города большевиков и установили свою власть. И тут перед Раевским встала дилемма. С одной стороны он, как офицер, которому ежеминутно грозил арест или расстрел со стороны Советской власти, не мог не радоваться освобождению города из под красной нечисти. С другой же, ему, как русскому патриоту была чужда и совершенно неприемлема идея украинского самостийничества. Вот как сам он писал об этом впоследствии:
«Тогда, в мартовские дни восемнадцатого года, я все колебался, можно ли считать себя русским и сражаться под жовто-блакитным флагом, или нет? Близкие люди помогли разрешить сомнения. Совсем было собрался поступить в одну из натиевских батарей; пустая случайность заставила отказаться от этого. Отправная точка была правильна. Я сейчас в этом убеждён, пожалуй, ещё больше, чем четыре года тому назад. ‹…› Мне, как и многим офицерам, казалось, что независимо от тех временных форм, в которые выливалась государственная жизнь Юга, надо было во что бы то ни стало и ни перед чем не останавливаясь закрепить его освобождение от власти советов. Не пугала нас и временная самостийность Украины – все равно никто почти в неё серьёзно не верил. Все это казалось наносным, временным, второстепенным, а главное – спасение девяти богатейших губерний от неминуемого разгрома в случае возвращения большевиков…».
В конце концов, выбирая из нескольких зол наименьшее, как ему тогда казалось, Раевский решил записаться в формирующийся местный добровольческий отряд самообороны - Лубенский курень. Причём записавшимся в курень русским офицерам, хоть и вставшим под «жовто-блакитным прапором», вовсе не обязательно было принимать украинскую присягу, что было очень важно для Раевского. 
Все лето 1918 года Раевский провёл в Полтавской губернии, участвуя со своей батареей в многочисленных рейдах и усмиряя мятежников. В сентябре подался на Дон и вступил тогда в Южную армию, а потом в Добровольческую.
До 1920 года служил во ВСЮР (Вооружённых силах Юга России), в Дроздовской дивизии, у Деникина и Врангеля потом были Галлиполи и эмиграция в Европу.

Николай Алексеевич  Раевский


Интересная судьба артиллерийского капитана Раевского. В Праге он закончил знаменитый Карлов университет. Затем стал работать в замке у одного немецкого графа, где, разбирая архив он нашёл уникальные документы о Пушкине. Это потом ему очень пригодилось впоследствии. В 1941 году был арестован Гестапо. Он был хоть и белый, но все-таки русский офицер в Праге. Затем отпущен немцами под подписку о невыезде. В мае 1945 года арестован уже советскими оккупационными войсками. Дали пять лет лагерей и ещё три года по рогам (поражения в правах). После всех отсидок переехал в Алма-Ату.
И тут он начал писать - появились повести, вышедшие в Алма-Ате - «Джафар и Джан», «Последняя любовь поэта». Это о древнегреческом поэте Феокрите. Как писал сам Раевский, будучи в Галлиполи, на берегах Босфора, он ходил по берегу Мраморного моря и знал, что две тысячи лет назад тут ходил греческий поэт Феокрит.
В 1965 году в Алма-Ате выходит книга Раевского «Если заговорят портреты». Еще через 9 лет выходит книга Раевского «Портреты заговорили». Это всё о Пушкине. На основании тех материалов, которые Раевский собрал в эмиграции в Чехословакии, в архиве старого замка. «Портреты заговорили» много раз потом переиздавалась в разных издательствах.
Мне повезло немного - я лично знал Николая Алексеевича Раевского детстве. Мой отец дружил с ним, он часто приходил к нам в гости и я бывал у него дома в 80-х годах. Он умер 11 декабря 1988 года в возрасте 94 лет. До конца своих дней сохранял удивительную память и трезвый рассудок. На его скромной могиле в горах Заилийского Алатау, по его просьбе написано - «Раевский Николай Алексеевич. Артиллерист. Биолог. Писатель».
Рукописи не горят, как сказал когда-то Михаил Булгаков. И сейчас рукописи Николая Раевского, найденные в архивах Российской Федерации выходят в свет - «1918 год», «Добровольцы», «Дневник галлиполийца» и прочие.

Нравится